С узкого проулочка, выложенного булыжникам, в стене открывались ворота в просторный двор с религиозным уклоном — то ли музей, то ли монастырь, то ли церковный сад.
— Никогда здесь не была, а ты? Пойдем заглянем, раз уж нас носит по всяким святым местам?
— С хулиганом по святым местам, — засмеялся Хулиган и мы занырнули в ворота.

— Пойдемте вчетвером сделаем Шота Такое? — Предложил перед тем Поэт.
— Пойдемте. А што сделаем? — Как всегда, на всё заранее согласилась я.
— Русская, беларус, украинка и серб — уже начало анекдота.

Я не рассказала Хулигану — это было бы уже слишком — про то в этой книге, что не отпускает меня уже лет 20 — определение Прекрасного. В мое фото-письмо тебе Красота & Истина оно тоже не уместилось. Но я обязательно расскажу тебе об этом, так или иначе.

На днях в очередном эфире Марк Фейгин сказал фразу, сформулировав точно так, как это было в моей голове. Это было о твоих письмах из тюрьмы, которые суть ни что иное, сказал Марк, как демонстрация расслабленного мужества. Что ты продолжаешь демонстрировать присутствие духа, юмор и оптимизм, двигаясь через ад.

“Вы страдаете гипертрофированным отвращением к возможности быть ограбленным, обобранным,
обманутым и униженным. Нищета вас угнетает. Коррупция возмущает. Невежество ужасает.
Насилие оскорбляет. Жадность отвращает. Гонения подавляют. Трущобы удручают. Преступления терзают. Словом, нормальная жизнь вызывает у вас депрессивное состояние.”
— Джозеф Хеллер, Catch-22

Сегодня приходит клиент. Такой: “Я за вами слежу в инсте”. — Я, такая: “Ну круто”. — Он, такой, многозначительно: “Личной.” — “Ну ок”, говорю. — “А я”, — говорит, — “чиновник.” — Я говорю: “Ну отлично.” — А он мне: “Пишете вы глупости.”

“Писем я пока не получаю и о происходящем во внешнем мире знаю еще меньше, чем когда был в Москве… Не поверите, но мы сушим сухари, и я никогда не думал, что это может быть так увлекательно.”
— Навальный

— В бывшей Югославии мы думали, что война — это что-то, что происходит только в истории, ну или во Вьетнаме. На военных учениях меня учили: если гранаты падают, просто ложись. Шансов, что граната упадет на тебя — один из миллиона.