О Проекте: Нецензурная Редакция

Привет.

Меня зовут Kto Nado, я креативщик, райтер и редактор, видеомейкер и ивентер — смотря когда что надо. Я пишу письма Навальному здесь, потому что ФСИН-письмо в отношении Политзаключенного #1 не работает, как не работают в отношении него и все остальные правила — такой вот Алексей исключительный человек.

Донести до него слова поддержки никак не получается, но слова-то никуда не деваются — чем ежедневно размазывать их по бесконечному интернету эмоциональными, острыми, гневными и, по большому счету, бессмысленными комментариями, я решила писать их здесь, осмысленно. И так, чтобы Навальный не пропустил ничего важного из этого феерически интересного времени, в которое — я верю — запущенные им перемены будут разворачиваться с головокружительной скоростью, только успевай фиксировать.

Ну и безо всякой цензуры, конечно.

Думаю, я далеко не единственный человек, испытывающий непреодолимое желание написать Навальному и поделиться шуткой, фоткой кота, словом поддержки или рефлексией на тему просходящего. Вы можете отправить ему обычное бумажное письмо в ИК-2 (под кодовым названием СУКА) по адресу:

Навальному Алексею Анатольевичу, 1976 г. р. ФКУ ИК-2 УФСИН России по Владимирской области, Владимирская обл., Петушинский р-н, г. Покров, ул. Франца Штольверка, д. 6, 601122

Есть, правда, нюанс: письмо может не дойти, осесть в чужих руках, или просто не пройти цензуру.

Поэтому вы можете отправить его же цифровую версию, или его же нецензурную редакцию на my@letterstonavalny.com и я с радостью его опубликую, если оно впишется в формат повествования. Но даже если нет, оно останется в архиве, который будет передан команде Навального и самому Навальному — такой план. (Да, количество ‘Навального’ в этом коротком тексте зашкаливает и напоминает Малковича Малковича, но что поделать;)

Очень хотелось бы, чтобы в проекте поучаствовали люди из самых разных стран и сфер жизни — знакомые и незнакомые, эксперты и обычные люди, оказавшиеся так или иначе втянутыми в эту воронку, которым есть что сказать Алексею и, не побоюсь этого слова, потомкам. Хотелось бы, чтобы этот проект превратился в своего рода капсулу Time Machine, фиксирующую исторический момент, который мы проживаем. Ну и показал бы как нас много — потому что, как сказал уважаемый Марк Фейгин, которого я часто цитирую в своих письмах, “Навальный сидит за нас за всех.” Поэтому передайте информацию другу.

А Навальный потом выйдет из СИЗО, нажарит блинов, нальет себе чашечку кофе, возьмет распечатанную подшивку наших писем — толстую как книга — сядет, прочтет и узнает, пусть даже постфактум, как разворачивались самые ключевые события (в которых он активно участвовал, даже будучи в изоляции), к чему были все эти сюрреалистические новости, и чем завершились те или иные социальные тренды. А заодно еще раз убедится в том, что он, само собой, и так знает, но что никогда не бывает лишним узнать еще раз: что все это время он был не один.

Привет, Навальный!