Письмо Велимиры #180: Наблюдение На Выборах

Здравствуйте, дорогой Алексей Анатольевич!

Расскажу вам как была членом избирательной комиссии с правом совещательного голоса в Лен. области. Москва выделывается, как обычно, (электронное голосование, второй блокчейн), а у нас все по старинке, по хардкору.

Половина аудитории заставлена стульями для наблюдателей, их тут завидное разнообразие и тебе блогеры (Биба и Боба), две амебы, два представителя петербуржской интеллигенции, только от КПРФ я одна. Еще с нами были два спортивных члена комиссии с непонятными обязанностями. Указано, что только председательница едовитая, остальных жильцы выдвинули, но у меня есть сомнения. Председательница меня увидела и сразу убежала, вернулась к 8, опломбировали урны и говорит: “Всё, открываемся, избиратели уже ждут.”

Я: (недоуменно)«Подождите, у вас даже номер участка на двери не висит! Число избирателей, колличество полученных бюллетеней, где это все? Дайте книги посмотрю, реестр надомного…»

Забегая вперед: ни книг, ни реестра, ни заявок на надомное я так и не увидела! И это по Питеру повсеместно было, они как попугаи твердят: «Там личные данные, я не могу их вам показывать». Ты их в закон тычешь, жалобу пишешь, а они отвечают: «Смотреть книги отказалась, подписано единогласно»

Прямо с 8 утра толпа желающий голосовать, правда чем Государственная Дума от Заксобрания отличается — не все знают, много открепышей, причем по области, то есть 4 бюллетеня получают, чудеса прямо! Комиссия переносные урны схватила и убежала. 

Я: (обалдев)«За полчаса ведь нужно объявлять! Сколько заявок?»

Ответ: «Заявок много, мы за полчаса объявили, вы не слышали.»

Убежали они в восемь, вернулись к закрытию с полными ящиками, около 200 человек обошли, красавчики, вот зачем спортивные ребята нужны в комиссии. 

Ладно, думаю, сидеть в этой толпе не буду, пойду к урне, не впритык конечно — сбоку. Тут уже они жалобу написали, якобы я тайну голосования нарушаю. Говорю:«Это не кабинка, это урна! Она и так под камерой!» В итоге полицейский просто занял это место, но силу не применял — хорошо жить в патриархате. 

Надо сказать, что это не только мои такие… неискушенные в законах были, многим пытались мешать передвигаться по участку. Но бюллетеней 4, как тут вброс увидеть? Герои те, кто ловил и предотвращал, но я ничего не могла понять — может, конечно, и не было вбросов у меня. Считаю, кстати, большим упущением, что на президентских выборах всего один бюллетень, надо 4 сделать. 

После первого дня я расстроилась ужасно, чувствовала себя ничтожной — кажется, что они сильные, а ты только время зря тратишь, ведь все уже решено. А потом подумала: ну а что я удивляюсь? Я что, не знаю о том, как проходят выборы? Да они руки на выборах ломают, я их потому и ненавижу. И даже если 17-го они все так хитро провернули, то я могу им не дать сфальсифицировать так, как они хотят, а это значит, что в области всё-таки появится больница, а репрессивные законы Думы будут вылетать не так стремительно.

А это значит спасеные жизни и свободы — так что, это не стоит, что ли, этих безумных дней, без возможности выйти в туалет и поесть, с мигренью, провести без сна больше суток?


19-го людей было очень много, комиссия стала принимать медленней, каждого просят маску снять, чтобы с паспортом сверить, в коридоре очередь, каждые 4 часа дезинфекция, на которой они очень медленно водят тряпочкой по пластиковому щиту. Говорю, можно это предписание увидеть, почему только 19-го это проводится, у нас что 17-го не было коронавируса? Да, говорят, это только на 19-е. 

Конечно, кто-то не стал ждать, но явка была очень хорошая. Как только участок закрылся — стук в дверь, входят едрокачок и щуплый мужик с этим взглядом из криминальных фильмов. Комиссия единогласно поддержала присутствие на участке двух едовитых наблюдателей.

К подсчету приступили только к 4 утра, я стояла напротив и снимала, пачка бюллетеней с кандидатом от умг росла, мне начал закрывать обзор один из блогеров, едрокачок подошел к столу и загородил весь обзор, я встала в другом месте, тут спортивные ребятки подтянулись, я говорю из-за вас ничего не вижу, они не шевелятся, я встала на стул, тут петербуржская интеллигенция возмутилась, ведь я школьное имущество порчу!

Я думаю: вас тут больше 10 человек, я одна и вы все равно так боитесь! 

Вышла я с участка в 12 утра на следующий день, по-моим ощущениям, они в первый день столько накидали, что им нужно было закрывать не сами галочки, а то, что там бюллетеней тысячи, а не сотни как написано. Жалобы все переданы; там, где был независмый член УИК с правом решающего, победил кандидат УМГ. 

Но герой этих выборов — это председатель УИК №803 Михаил Федоров. Его тоже выдвинули жильцы, теперь выяснилось, что он вообще-то опер, возможно, уволеный задним числом. История начинается так, будто это на моем участке: книги не показали, мешают передвижению.

Но после закрытия участка председатель кинулся вскрывать урны и подбрасывать бюллетени в воздух.

На видео он похож на Дядю Вернона, который ловит письма Гарри (я, как миллениал, ссылки только на одну книгу могут делать, извините).  Его пытается удержать полицейский, а он ломает урну, радостно бегает с бюллетенями и рвет их. Потому что Петербург — это, прежде всего, чувство стиля.

ТИК откомментировал, что председатель находился три дня под жестким давлением наблюдателей и у него не выдержала психика. 

Хотя еще одна книга никак не выходит из головы. 

«Тут сани не проезжают, — сказал мужчина, — тут дорога не проезжая». — «Но ведь это дорога в Замок?» — «И все же тут дорога не проезжая», — повторил мужчина с какой-то настойчивостью.