Письмо Евгении #181: Про Врачей-Бандитов Друзей Путина

Письмо про бандитов-врачей в Москве, которые есть часть этой системы Путина. Вот моя история, я не знаю, к кому я могу обратиться, может, вы можете мне посоветовать какого-то адекватного депутата?

Я, сахалинка Потапенко Евгения Юрьевна (из Южно-Сахалинска), попала в беду в Москве. Минздрав Сахалина и Правительство Сахалина не оказывает никакой помощи.

Дело в том, что 10.09.2020 года мне нанесли увечье врачи-травматологи, когда я проходила 6-ю операцию на правое колено по квоте в Москве в ФГБУ НМИЦ ТО Н.Н. Приорова. По исходу операции — во время реабилитации спустя 10 дней — выяснилось, что мое оперированное колено осталось несшитым, а именно: установленная московскими врачами связка несостоятельна и кость голени осталась непришитой, на вид оторванной от кости бедра. То есть правое колено стало совсем неопорным и полностью нестабильным после халатной операции.

Я сообщила по телефону и письменно в ФГБУ, что у меня после их операции осталось оторванное колено, на что оперирующие травматологи Орлецкий и Буткова заблокировали мой номер телефона и приказали поставить охрану на входе в институт, чтобы меня на костылях и на коляске не пустили идти с ними разбираться в случившемся.

С сотового телефона указательным пальцем (так как нет компьютера) я написала 2500 писем в:

  • Минздрав Сахалина
  • Росздравнадзор Сахалина
  • Правительство Сахалина
  • в Прокуратуру Сахалина
  • В палату Путина В. В.
  • Уполномоченному по защите прав человека в РФ
  • В Минздрав РФ, Москвы
  • в СК РФ, Москвы
  • В МВД РФ, Москвы
  • в Прокуратуру РФ, Москвы.

Ни на одно мое письмо из 2500 не было ответа с предложением оказания мне медицинской помощи.

Все врачи в Москве оказались друзьями бандита врача Орлецкого, а Орлецкий — друг Путина. Там все схвачено в плане скрытия преступления — проведенная судмедэкспертиза оказалась в пользу московских врачей-преступников, которые перепутали части моего колена.

А я осталась по сей день в Москве в поисках выхода. Все это время я сражалась, чтобы найти больницу в Москве, чтобы переделали мне колено, я обошла все госучреждения и все федеральные больницы в Москве, а это: Боткинская, Бауманская 29, Академия РАН, Пирогова, Склифосовского и многое другое. Везде очереди, талоны; все дали заключение, что колено не сшито, оторвано, но никто не захотел переделать, так как все оказались друзьями Орлецкого.

Чтобы как-то выжить в Москве, я спускалась в метро на костылях и просила милостыню прошлой зимой и весной. Люди из церкви дали мне одежду и еду, так как я могу сейчас передвигаться только на одной ноге, вторая полностью не опорная и закована в жёсткий железный ортез.

Моя проблема опорности усугублена тем, что второе колено тоже вышло из строя, пока я на одной ноге опираюсь и скачу уже год. Левое колено имеет повреждённый мениск со времён спорта — я преподавала йогу — и его надо убирать изнутри, но до него никак не дойдет, потому что не могут сшить правое.

Перемещение по Москве для меня возможно только на коляске. 4 мужчин из службы для маломобильных бесплатно несут меня в метро по всем ступенькам на коляске, а дальше на поверхности я уже скачу сама на костылях или в железном ортезе в пункты назначения. Сегодня мы ехали в метро вот так — мужчины меня тащат на руках по всем ступенькам — и так мы ездим уже год.

Мне негде жить в Москве и я поехала в Абхазию на все лето, чтобы окрепнуть после 7 операций, как мне посоветовали реабилитологи. До Абхазии жд билет стоит 4 000 руб, а до Сахалина — 25 000 и более летом — я не справляюсь финансово, плюс нет смысла возврата на Сахалин, так как там нет больниц и нет врачей. Они не смогли помочь на острове тогда, а сейчас тем более — там даже нет МРТ оборудования, все очень бедно и убого. Если я сейчас вернусь на остров, я останусь на коляске. Поэтому я зависаю в Москве и стучусь везде, где только можно.

Все лето я ходила с помощью ортеза и в основном лежала около моря на берегу. Я ем мало, я вегетарианка и потому ела только фрукты с дерева. Пришло немного сил после прошлого ужаса. Море мне помогло закачать мышцы ног и я сейчас хоть немного могу ходить — после 7 операций не могла совсем. Мама моя взяла билет за 43000 и прилетела с Сахалина ко мне в Абхазию, заняв деньги, так как она пенсионер. Отца у нас нет. Мы не виделись год с момента, как я улетела в Москву на операцию и получила увечье.

В Абхазии меня приютила бабушка за 300 руб в день, в Москве я не могу снять за такие деньги жилье, скитаюсь — сейчас временно живу у женщины из церкви в Строгино.

В данный момент я нахожусь в Москве, прикрепилась к московской поликлинике №23 и оформляю пакет документов для госпитализации на обследование в ФГБУ травматологии в г. Барнаул. Этой осенью я дозвонилась туда в институт и поеду на дообследовение в ФГБУ Барнаула — надеюсь, там мне сделают 8-ю операцию на колено (либо на связки, либо заменят сустав). Туда меня, по крайней мере, берут на дообследование — мою оторванную ногу никто не берется шить, почти ни один медцентр не берет на переделку после Москвы.

Я хочу обратиться за помощью к людям, к моим сахалинцам: помогите мне пожалуйста финансово продержаться в Москве и в Барнауле. Мне очень страшно и сложно, так как я совсем одна в Москве.

У меня только мама-пенсионер на Сахалине и 2 сестры с детьми без мужей с кредитами. Я никак не справляюсь финансово. Я не зарабатываю, у меня есть инвалидность 2-й группы — дали после оторванной в Москве ноги, это 15 000 руб. Мне порой не на что снимать хостел и покупать еду.

Я учитель английского. Раньше я работала переводчиком на нефтяном заводе, потом поняла, что школа — это место деградации детей и ушла быть репетитором.

Кто захочет откликнуться, пожалуйста, помогите мне финансово выдержать. Расходы, с которыми я не справляюсь, это:

  • съем жилья в Москве
  • покупка простой еды
  • покупка лекарств для несшитого колена
  • проезд на метро и иногда на такси, т.к. я не могу ходить.

У меня нет юриста или адвоката; ОВД Инфо не взялись, так как ОВД только по политическим преступлениям, а у меня врачи. Да адвокаты и не возьмутся, так как уже есть результат судмедэкспертизы, подстреленный под врачей. Повторная судмедэкспертиза может быть проведена только СЭЦ РФ, но они молчат в ответ на мой запрос.

Я думаю, что не смогу наказать врачей — нужно много сил, а я плохо себя чувствую, так как боль 24/7. Мне нужно просто найти врача и клинику и сделать повторную операцию. Потом приступить к левому колену и встать с коляски.

Спасибо большое, что выслушали. Этот текст я отправила депутатам, а вам просто ознакомиться — что произошло. Но, сравнивая свою ситуацию с ситуацией политзаключенных — мне стыдно жаловаться. Ведь я, хоть и без ноги, но на свободе, а они, бедные, под репрессиями злого Путина — часто кажется, что пожизненно будут в тюрьме.

Я посетила все митинги в поддержку Навального. Ехала прямо на коляске навстречу силовикам с дубинами — маме сказала, чтобы она меня искала в спецприемнике, на всякий случай. Я встречала Навального на коляске и костылях в аэропорту, когда его схватили.

Если спросят, отдам ли я свою ногу за Навального, я скажу, что отдам!



От Редакции:

Надо помочь Жене:

  • компом – любым, дающим возможность работы онлайн;
  • работой: уроки английского, переводы;
  • любыми посильными деньгами. Данные карты: 2202200886876737, Evgeniia Potapenko
  • контактами пассионарных врачей и юристов;
  • добрым словом: https://instagram.com/potapenko.evg