Письмо #9: Все Связано


‘Один за всех и все за одного.’
— Александр Дюма-отец

Привет, Леша.

Жизнь идет. Ты сушишь сухари, Юля собирает тебе передачу из быстрых супов; ФБК продолжает свою работу, на кухнях, в зумах и в Клабхаус в обсуждают гипотетическую войну на Донбассе; Украина расправляется с 5й колонной, НЕХТА копает под “последнего европейского диктатора”, препоследний неевропейский сам роет себе могилу, а я пишу тебе письма — в голове и так, днем и ночью, потому что событий больше, чем времени.

На минувшей неделе основными темами обсуждений оставались:

Выход России из Совета Европы в связи с отказом исполнять решение ЕСПЧ по твоему делу — да или нет? (Эксперты склоняются к “да”, потому что правила — для нормальных людей, а Россия живет по понятиям).

Война на Донбассе — будет или нет?

Гудков с Фейгиным говорят, что несмотря на оторванность, Путин не сможет себе позволить реакцию Европы и Америки, которую те не смогут позволить себе не дать на такой шаг. Маленький Мариуполь будет означать ни много, ни мало, а обрушение всей системы международного права и безопасности в Европе. Андрей Пионтковский считает, что эскалации военной агрессии скорее всего не будет (но это неточно), ‘потому что Байден дал ясный сигнал, что ждет Путина при первых движениях техники на Востоке: санкции против госдолга России, против путинских кошельков, и всякое такое, что уже и санкциями нельзя назвать, а настоящей экономической войной.’ Но, говорит Пионтковский, в Кремле могли недооценивать серьезность сигналов, которы поняли даже китайцы, которые сделали вдруг заявление по Навальному, и перестали обслуживать сделки, которые могли бы поставить их под американские санкции. По сути, говорит Пионтковский, у Путина осталось только 2 выбора, перед которыми он сам себя поставил своей войной против всего мира: сдохнуть или сгнить.

Тем временем, Путин выступил на расширенной коллегии МВД, где поднял вопрос про отключение/ограничение интернета, через такие аргументы как порно и дети, а также сгенерил новый “хорьковый” мем. Лень цитировать шутки из интернета — если коротко: “Вова, почисти кэш”. Всем понятно к чему это все, так что на повестке дня еще один вопрос: отключат или нет? Эксперты разделились во мнениях.

На Headhunter появились 608 вакансий силовиков, сообщает ДОЖДЬ. Профессор Соловей говорит: «ОМОН был истощен и 31 января, и 23 января к вечеру. Еще две-три недели протеста — и наступил бы коллапс правоохранительных структур».

В Беларуси возбудили дело против BYPOL. (Удачи.)

НЕХТА идет по стопам ФБК: Степан Путило анонсировал бомбу к 8 марта — фильм-расследование схем незаконного обогащения Лукашенко Золотое Дно. БАМ. К утру фильм посмотрели более 1М человек.

Генпрокуратура РБ требует у Литвы выдать Тихановскую. Поэтичный ответ литовского МИДА в лице прекрасного собой Министра иностранных дел Габриэлюса Ландсбергиса вполне тянет на мотто недели: 

“Литва была и будет каменной стеной, за которой найдут убежище все преследуемые режимами демократические силы… А белорусскому режиму мы можем сказать: скорее ад замерзнет, чем мы начнем рассматривать ваши требования”. 

Пока я писала тебе про незамерзающий ад, позвонила моя киевская подруга с историей:

Ее близкая подруга украинка уехала в Германию и встретила там хорошего парня русско-немецкого происхождения. Они стали жить вместе и решили пожениться — свадьба должна была быть в середине марта. В ее преддверии парню понадобилось по каким-то делам съездить в Россию. Он полетел на несколько дней в Москву — и пропал. От него не было вестей 12 дней. Его невеста сходила с ума.

Оказалось, парня арестовали ФСБ, прямо в гостинице на Тверской — в гостинице об этом знали, но не сказали ни слова на все запросы родных и друзей, тем самым оставив человека без связи и помощи. За что арестовали? Cейчас самое интересное:

За связь с Иваном Сафроновым.

C которым он оказался просто шапочно знаком. Они не были друзьями, просто где-то пересекались; парень не отличался гражданской активностью, не ходил на митинги, жил спокойно — и, возможно, даже пассивно — в Германии, а теперь ему предъявлено обвинение в госизмене и грозит срок 15-20 лет. Когда связались с адвокатом и рассказали эту историю, тот ответил: “Да не нагнетайте, сейчас же не 37-й год.”

Услышав эту историю, я сказала: “Это плохой адвокат, он не имел с таким дела, раз не понимает, что в России сейчас именно 37-й. Нужны профильные правозащитники.”, и отправила контакты ОВД Инфо и Апологии Протеста.

Эта история о том, что даже когда кажется, что тебя это не касается — тебя коснется. Отвратительные щупальца системы (ужасное, но уместное клише) достанут тебя, даже если ты о ней совсем не думал. Да и просто: куда бы ты не уехал — в Германию, Украину, Литву или Израиль — мы все, так или иначе, связаны. Метафорически и буквально, соцсетями и рукопожатиями (мы вот с тобой знакомы всего через одно) — и теперь это может стать приговором.

Именно поэтому один за всех и все за одного.

Жму твою руку.