Я не рассказала Хулигану — это было бы уже слишком — про то в этой книге, что не отпускает меня уже лет 20 — определение Прекрасного. В мое фото-письмо тебе Красота & Истина оно тоже не уместилось. Но я обязательно расскажу тебе об этом, так или иначе.

Сегодня говорила с беларуским поэтом. Прошел ливень, обивший розовый цвет с махровых декоративных черешен; с кленов на порывах ветра еще сыпались мелкие брызги и зеленые вертолетики; мы сидели на влажной лавке в небывало пустом сквере в центре города — в засаде из цветущих кустов; пили кофе и разговаривали.

Привет, Леша. Как же ты там? Сто лет без твоего “Привет, это Навальный” и 11 дней вообще никаких новостей о тебе — из-за майских праздников адвокаты то ли тебя не посещали, то ли в интернет не выходили. У нас в эти дни происходит такое, что слов описать нет — одни красноречивые цифры.

Когда Кали сказала, что тучки над Питером сгущаются и прислала мне фото, я зачем-то пошла изучать разновидности облаков и чреваты ли они дождем. И нечаянно вышла на редкие виды, одни из которых — “красивые шельфовые облака — формируются параллельно с феноменом, известным как порывистый фронт.”

— Есть история про грузинского дедушку, чей дом попал на оккупированную территорию. Его дом огородили периметром, колючей проволокой, его дом стоит в нигде. Русские говорят: “Только сделай шаг влево-шаг вправо и ты будешь в российской тюрьме. Грузины говорят: “Давай мы выдадим тебе квартиру в Тбилиси!”— спасают его. Но он не хочет уходить — это его дом. Он там родился. И он так и умер в этом доме.

На днях в очередном эфире Марк Фейгин сказал фразу, сформулировав точно так, как это было в моей голове. Это было о твоих письмах из тюрьмы, которые суть ни что иное, сказал Марк, как демонстрация расслабленного мужества. Что ты продолжаешь демонстрировать присутствие духа, юмор и оптимизм, двигаясь через ад.

“Вы страдаете гипертрофированным отвращением к возможности быть ограбленным, обобранным,
обманутым и униженным. Нищета вас угнетает. Коррупция возмущает. Невежество ужасает.
Насилие оскорбляет. Жадность отвращает. Гонения подавляют. Трущобы удручают. Преступления терзают. Словом, нормальная жизнь вызывает у вас депрессивное состояние.”
— Джозеф Хеллер, Catch-22

Министерство юстиции внесло в список экстремистских материалов песню рок-группы
«Электрические партизаны» — «Революция в нас!» — Новая Газета от 10.03.2021

Сегодня приходит клиент. Такой: “Я за вами слежу в инсте”. — Я, такая: “Ну круто”. — Он, такой, многозначительно: “Личной.” — “Ну ок”, говорю. — “А я”, — говорит, — “чиновник.” — Я говорю: “Ну отлично.” — А он мне: “Пишете вы глупости.”

Эта история о том, что даже когда кажется, что тебя это не касается — тебя коснется. Отвратительные щупальца системы достанут тебя, даже если ты о ней совсем не думал. Да и просто, куда бы ты не уехал — в Германию, Украину, Литву или Израиль — мы все, так или иначе, связаны.

‘Это может быть незаметно, но тысячи чиновников, пропагандистов и просто холуев путинского режима уже сейчас мысленно тренируются произносить фразы “Время было такое”, “я был как все”, “а что мы могли?”, “мы внутренне были против”.
— Профессор Преображенский в Twitter

“Писем я пока не получаю и о происходящем во внешнем мире знаю еще меньше, чем когда был в Москве… Не поверите, но мы сушим сухари, и я никогда не думал, что это может быть так увлекательно.”
— Навальный

На вопрос недели #ГдеНавальный, на который не дают официальных ответов, стали просачиваться неформальные страшилки: тебя привезли в очень страшное место под названием СУКА (Сектор Усиленного Контроля А).

В феврале Кали встречалась с друзьями, которые близко знали Бориса Немцова. Весь день она слушала рассказы о нем из первых рук, присылала мне фото Немцова из дома этих людей, и говорила, что сегодня стала другим человеком.

— В бывшей Югославии мы думали, что война — это что-то, что происходит только в истории, ну или во Вьетнаме. На военных учениях меня учили: если гранаты падают, просто ложись. Шансов, что граната упадет на тебя — один из миллиона.

— Посмотрел с утра новости — разочарование. Кому нужны эти показушные санкции против силовиков, которым и так нельзя ездить за границу? Это выглядит как будто очкарик замахнулся учебником биологии на КМС-а по боксу.

“Недавно мы шли и молчали.
На перекрестке стояла непонятная женщина
и громко и ровно выкрикивала:
+1. ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКТЫ.
В РАЗЛИЧНЫХ ПРОЯВЛЕНИЯХ.
ПО ОТНОШЕНИЮ КО МНЕ.
ПРОДОЛЖАЮТСЯ.”
— Магид